КРОКОДИЛОВАЯ ФЕРМА ОБРОСЛА ЭКОПАРКОМ

После нашумевшей истории о том, кем же все-таки является крокодил - птицей или животным, губернатор Араратской области Гарик Саргсян был вынужден подробно изучить историю происхождения и эволюции крокодилов, став, по его же словам, экспертом по животным.

СВОИМИ новыми познаниями в зоологии он на днях поделился с журналистами, рассказав, что крокодилы по своей структуре, организму и системе органов близки к птицам, поскольку у крокодила нет желудка.

- У них птичий желудок. Это говорит о том, что в свое время они летали. Но не говорите, что крокодил - птица. Ведь существовали же раньше рыбы, у которых были крылья, а сейчас чешуя и плавники. Но это не означает, что они не относятся к данному классу животных, - обстоятельно вводил в курс дела губернатор.

Хорошая новость в том, что правительство уже определилось с таможенным оформлением крокодиловых яиц, приняв решение использовать код импорта яиц птицы, а не животных. По сути, это значит, что на пути реализации инвестпроекта по созданию крокодиловой фермы в Араратской области уже ничего не стоит. Так ли это и почему до сих пор не приступили к стройработам, корр. "ГА" решил выяснить, встретившись с автором этого проекта - директором ООО "Армон" Хачатуром Саргсяном.

Климат роли не играет

Мое внимание сразу же привлекли массивные папки в руках г-на Саргсяна, которые он аккуратно положил рядом с собой. Как выяснилось потом, в них содержались десятки разных писем и обращений в госорганы, результатов экспертиз, разрешений и прочих документов, которые ему пришлось собрать для старта инвестпроекта.

ПРАВДА, речь не только о крокодиловой ферме, а о более масштабном проекте. Но обо всем по порядку.

Прежде чем стать частью мира бизнеса, г-н Саргсян, будучи геологом по специальности, долгие годы еще при советской власти работал в Академии наук, возглавляя группу, которая занималась экологическими проектами. А после развала Союза занялся предпринимательством, что впоследствии, в начале нулевых, привело его в африканские страны, где он проработал без малого лет 15-16 лет. В общем-то нашего собеседника смело можно причислить к тем нашим соотечественникам, проживающим за рубежом, к которым постоянно обращаются нынешние власти Армении с призывом вернуться и инвестировать в родную экономику.

Справедливости ради надо сказать, что вернулся он еще в начале 2016 года и сразу же сделал для себя вывод, что Армения совсем уже другая и пора работать здесь, используя налаженные за все эти годы связи с бизнесменами из африканских стран. Поначалу подумывал о сфере туризма, особенно медицинского и религиозного. Но оказалось, что у Армении довольно сложная визовая система со странами этого регионами, поэтому идею пришлось отложить.

И вот как-то один из знакомых попросил его помочь с импортом крокодиловой кожи из Африки. Да, конечно, ответил г-н Саргсян и сразу же начал наводить справки. Друзья из Танзании хотели бы оказать содействие, но откровенно признались: крокодиловая кожа настолько востребована сегодня, что ее заказывают на фермах чуть ли не до рождения самого крокодила. Неужели, подумал герой нашего повествования, и начал изучать этот бизнес, чтобы понять, нельзя ли в самой Армении построить крокодиловую ферму.

- ВЫЯСНИЛОСЬ, что можно и климатические условия тут особой роли не играют. Аналогичные фермы есть в России, Англии, в Иране недавно появились. Мы начали работать над этим, обратившись в начале 2018 года в правительство с просьбой предоставить нам для покупки территорию для фермы. Проблема была в том, что в Армении не осталось и пяди свободной земли. Все давно скуплено или приватизировано, а когда хочешь купить участок под какой-либо проект, то собственники предлагают один гектар засоленной земли стоимостью в 20-25 тыс. долларов. Это все равно что продать изношенные туфли по цене люксового бренда. Для бизнеса это несерьезно, поэтому и понадобилась помощь государства, - объяснил директор компании "Армон".

Изумляющий парк

Потом началась "бархатная революция" в Армении, и проект на время пришлось отложить. Спустя какое-то время обратились с письмом сразу к двум губернаторам - Араратской и Армавирской областей.

ПЕРВЫЙ откликнулся сразу, а второй был занят делами и попросил повременить со встречей. Но время для бизнеса, как известно, самый дорогой ресурс, которого и без того уже было потеряно немало, поэтому сразу приехали к губернатору Араратской области Гарику Саргсяну. Тот заинтересовался проектом, подыскал соответствующую территорию в общине Даштаван Масисского района.

Тогда речь еще шла о крокодиловой ферме на участке около одного гектара с объемом начальных инвестиций примерно 2-3 млн долларов. Планировалось импортировать яйца крокодила из Танзании, Кении и Уганды, потом в инкубаторах выращивать их, наладив здесь производство крокодиловой кожи. Но, как показывали расчеты, вложив средства, первый результат можно было ожидать лишь через 5-7 лет.

- Вот мы и подумали: если есть крокодиловая ферма, почему бы вокруг нее не построить зеленую зону наподобие развлекательного центра, чтобы люди могли ходить туда посмотреть на крокодилов и заодно провести там весь день. Чем дальше, тем больше эта идея обрастала новыми деталями и под конец охватила 31 инфраструктуру - теннисные корты, детские площадки, волновые бассейны (которых в Армении нет), площадки для фитнеса на открытом воздухе и многое другое. Понятно, что заметно расширилась и территория под новый проект, достигнув около трех десятков гектаров, - рассказал г-н Саргсян.

Автор инициативы с самого начала решил, что экопарк будет настолько масштабным по своему охвату и наличию применяемых технологий, что будет только удивлять и изумлять посетителей. Отсюда и пошло название проекта - "Апшанк", что в переводе с армянского означает изумление. По словам г-на Саргсяна, для реализации этого проекта нашлись "очень мощные" инвесторы, готовые вложить свыше 300 млн долларов в Армении не только по проекту экопарка, но и других инвестпрограмм. Так что в проблеме привлечения средств проблем нет, утверждает наш собеседник, добавляя, что проблема заключается внутри нашей страны.

Месяцы изнуряющей бумажной волокиты

- Действующая у нас система полностью тормозит процесс привлечения иностранных инвестиций в страну. Объясню почему.

ПЕРВОЕ, что делают в странах, которые хотят привлечь инвестиции, - это создают инвестиционный центр, действующий при президенте или премьер-министре. Количество сотрудников центра небольшое, но его членами являются представители всех госструктур, с которыми предприниматель может иметь дело, начиная от Кадастра недвижимости и Водного комитета, заканчивая Министерством экономики, экологии, налоговой службой и даже миграционным центром.

Инвестор приходит туда со своей программой, заполняет заявление, в котором, помимо всего, указывает, какие конкретно вопросы его интересуют, - продолжает свой скорбный рассказ Саргсян. - Далее в центре оперативно проводится экспертиза этого проекта, после чего в сжатые сроки ведомства предлагают свое содействие. К примеру, если нужен участок, то кадастр указывает, какие есть возможные варианты, налоговая предоставляет перечь действующих в стране льгот для бизнеса и т.д. То есть за очень короткие сроки он получает ответы на все свои вопросы и не вынужден бегать от одной инстанции в другую. У нас же обращаешься в какое-то министерство с вопросом, они через две недели отвечают вопросом на вопрос, потом заново пишешь. Проходят месяцы в изнуряющей бумажной волоките. Нам, к примеру, понадобилось полтора года, чтобы собрать вот такие огромные папки с письмами, разрешениями и пр. документацией, - показывая на массивные папки, говорит г-н Саргсян.  

Чтобы не быть голословным, он достает из папки письмо, адресованное Министерству охраны природы с вопросом: "Учитывая, что проект экопарка является экологическим, хотелось бы узнать, какие экспертизы на воздействие окружающей среды необходимо провести в рамках его реализации?" Прилагалась также сама программа со всеми ее деталями. Через пару недель пришел ответ примерно такого содержания: "Уведомляем, что в соответствии с действующим законодательством предполагаемая деятельность предусматривает проведение экспертизы на воздействие окружающей среды".

- Сильно, не правда ли? То есть мы знаем, что надо, и спрашиваем, что именно. Нам отвечают: да надо, - нервно улыбается директор "Армон". 

Как бы то ни было, проект, по его словам, вышел на финишную прямую и сейчас готовится подписание инвестиционного договора. По планам, общий объем инвестиций составит 12 млн долларов со сроком окупаемости в пять лет, в течение которых ежегодно предусматривается возврат средств инвесторам в размере 2,5 млн долларов. Наряду с этим ожидается каждый год получать примерно 300 тыс. долларов прибыли и создать свыше 350 рабочих мест, годовой фонд зарплаты которых рассчитан на уровне 1,5 млн долларов.